Почему нельзя запрещать аборты

Бабы еще нарожают. Почему нельзя запрещать аборты

Почему нельзя запрещать аборты

ССогласно вашим публикациям, в России количество абортов больше связано с возрастом женщин, чем с их социальным положением. Почему так происходит?

Борис Денисов, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник экономического факультета МГУ, специализируется на демографии репродуктивного здоровья и эпидемии ВИЧ/СПИД: Официальная статистика абортов дает очень ограниченные возможности для анализа.

В статистике Росстата до сих пор не выделяли брачное состояние людей, делающих аборт, их жизнь в городе или сельской местности, а возрастные группы были очень большими. Только в последние два года что-то изменилось. Мы видим, что одни люди продолжают делать аборты, другие перестают делать.

У законодателей и общественности нередко возникает неправильное представление: они думают, что аборты — удел неопытных девочек. На самом деле это не так. Это перенос сюда данных о европейской ситуации: то есть люди, видимо, читают источники на английском языке и думают, что у нас то же самое.

У нас же совсем другая ситуация. По подростковым абортам мы находимся где-то в середине европейского рейтинга: у нас количество абортов снижается с разной скоростью в разных группах, быстрее всего — в подростковой группе. А медленнее всего снижение наблюдается в группе старше 35 лет.

Ведь чаще всего аборты делают замужние женщины с детьми.

Виктория Сакевич, кандидат экономических наук, доцент Института демографии НИУ ВШЭ, занимается вопросами репродуктивного поведения и планирования семьи: К счастью, официальная статистика Росстата дополняется данными выборочных социологических исследований.

Был проведен ряд исследований, в том числе в 2011 году одно монументальное и репрезентативное, на всероссийском уровне. То есть какая-то информация есть. Например, женщины с высшим образованием однозначно делают меньше абортов, чем женщины с низким уровнем образования. В селе делают немного меньше абортов, чем в городе.

В сельской местности выше уровень рождаемости.

Кроме того, существует сильная территориальная дифференциация. Общий тренд — ухудшение ситуации с запада на восток и с юга на север. Самые низкие показатели абортов, как можно было ожидать, у нас на Северном Кавказе и в Москве. На юге это связано прежде всего с культурными традициями.

В данном регионе, видимо, аборт более табуированная практика, чем у остальных. Но республики Северного Кавказа — это очень маленькая доля населения России, они не формируют общей картины. Москва также очень сильно выделяется.

Здесь одна из самых благополучных ситуаций в стране, то есть москвички более продвинутые в плане использования контрацепции.

СВ 1920 году за женщиной было официально закреплено право делать аборт. И в советское время, исключая годы, когда действовал сталинский запрет, люди привыкли к абортам, это стало рутинной практикой: к 1980-м годам число абортов достигло пяти миллионов в год. Кажется, после такого переход к традиционным ценностям невозможен?

Денисов: Дело в том, что никакого перехода к традиционным ценностям и нет. Формулируются лишь какие-то цели, это масса каких-то нелепых вещей.

Если поддерживать их, тогда необходимо отказаться и от телефона, трамвая, разводы запретить, от этого современный житель не откажется ни при каких условиях. Большое число абортов было потому, что не существовало эффективной контрацепции.

Почему делают аборт? Не потому, что люди хотят его сделать, а потому, что они потерпели контрацептивную неудачу. Применяли контрацепцию, но она дала сбой. И поэтому аборт воспринимается как страховочный метод.

Баковский завод резинотехнических изделий, изготавливавший презервативы, был построен в 1936 году. Но презервативы были плохого качества, и их не хватало на всех. Плюс не было привычки ими пользоваться.

Рассчитывали в основном на «дедовские методы», такие как прерванное сношение, спринцевание, подмывание и прочее. Но они очень неэффективны.

Поэтому часто случался «залет», который прерывался абортом, уже легальным.

Потом, в середине 1960-х годов изобрели пилюли и внутриматочные спирали. На Западе появилась эффективная контрацепция. Но у нас ее, особенно оральные гормональные средства, Министерство здравоохранения буквально смешало с дерьмом! Там и «усы растут», и рак груди, и все что угодно, вплоть до летального исхода.

Сакевич: Но первое поколение гормональных контрацептивов действительно имело сильные побочные эффекты. Потом это быстро преодолевали и развивали, а у нас, в СССР рекомендовали применять гормональную контрацепцию только с медицинскими целями, в случае каких-то заболеваний, а не использовать как средство контрацепции. Это была официальная позиция Министерства здравоохранения.

Денисов: Свои гормональные контрацептивы у нас тоже разрабатывали, еще до войны, но эта линия оказалась тупиковой. Человек, который их разрабатывал, просто умер. Потом запретили аборты, и начался дремучий пронатализм (поощрение рождаемости), когда все начали прижимать.

При Сталине и разводы практически запретили, и контрацепцию. Но потом, когда выяснилось, что рождаемость все равно низкая, а аборты все равно делают, власть столкнулась с патологически высокой материнской смертностью. Люди просто умирали при подпольных абортах. Тогда в 1955 году аборты легализовали.

И их количество выросло просто феерически.

СУ советской власти была какая-то своя демографическая логика? Ведь государство было заинтересовано в рождении новых советских граждан.

Сакевич: Высокое количество абортов и в СССР, и в постсоветский период, конечно, все время беспокоило Министерство здравоохранения и власти вообще. Очень долгое время делали ставку на пронатализм.

Считалось, что наша цель — это увеличить рождаемость и обеспечить рост населения, поэтому если мы уговорим женщин не делать аборт, а родить ребенка, то всем от этого будет лучше. Ведь государству нужны люди, нужно больше населения.

Эти цели преследуются и сейчас.

Денисов: Такая политика началась с 1930-х годов. До голода и коллективизации особенного пронатализма не было, потому что рождаемость была очень высокой, даже в 1920-е годы.

Отсюда появилось выражение «бабы еще нарожают», когда людей не жалели вообще и кидали в любые топки, на любые «Беломорканалы». А потом оказалось, что бабы не рожают еще, и потому начали прибегать к стимулированию.

Но получается не очень.

СНо наличие абортов приводит к снижению рождаемости, разве нет?

Сакевич: Снижение рождаемости — объективный процесс, и никто не в силах ему препятствовать. Это закономерность, против которой государство не может ничего сделать.

Поэтому в советское время выбрали еще одно направление борьбы с абортами — рассказывать разные «страшилки», что аборт — калечащая операция, которая приводит к бесплодию и даже смерти.

Чтобы женщины боялись абортов, их стали пугать последствиями для здоровья.

Денисов: По определению Всемирной организации здравоохранения, это процедура. Процедура от операции отличается тем, что процедуру совершает средний медицинский персонал, а операции делаются врачом.

Аборт — одна из самых безопасных хирургических процедур, если она выполнена в медицинском учреждении и квалифицированным персоналом в соответствии с современными медицинскими протоколами.

А Министерство здравоохранения почти в каждом приказе использует «страшилки», женщина подписывает документы, где значится, что она предупреждена о возможном бесплодии.

Сакевич: Вместо того чтобы взять ответственность за качественное проведение этой процедуры, учреждения любят пугать. Естественно, последствия могут быть у любого медицинского вмешательства.

СРосстат утверждает, что в России ежегодно делается примерно миллион абортов. За время обсуждения запрета абортов появились высказывания, в том числе сенатора Мизулиной, о занижении их количества. Законодатели ссылаются на независимых экспертов и насчитывают миллионы случаев. Стоит ли доверять официальным цифрам?

Сакевич: Мы получили данные опросов женщин, которых спрашивали, сколько у них было абортов и когда они происходили за последние пять лет. По этим ответам мы посчитали коэффициент абортов, и он полностью совпал с опубликованными цифрами Росстата.

Такие же расчеты были сделаны в 1990-х годах коллегами из Германии по другим обследованиям, когда изучали положение дел в регионах.

Везде рассчитанный показатель по ответам женщин в точности совпадал с официальной статистикой, в разных регионах и на национальном уровне.

Денисов: Можно привести аргумент против наших доводов о достоверности исследований: «Мало ли что женщины говорят при опросах». Это обычно аргумент гинекологов.

Мы можем сослаться на данные эстонских исследователей, ведь в Эстонии большая часть русского населения. Эстонцы доказали, что женщины не склонны врать в обследованиях.

Они вполне адекватно отвечают на вопрос об абортах.

Сакевич: Вопрос о перенесенных абортах задавался несколько раз, и завуалированно, были и проверочные вопросы. То есть спрашивали не просто в лоб: назовите, сколько у вас было абортов. Было показано, что наши женщины на постсоветском пространстве не врут. Аборт не является чем-то катастрофичным, это распространенная практика.

В группе женщин от 50 лет и старше 70 процентов делали хотя бы один аборт в своей жизни. Владимир Легойда (председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата. — Прим. ред.

) говорит, что цель патриарха и РПЦ — призвать общество не воспринимать аборт как норму. В общем, он прав, до сих пор, особенно в советских поколениях, аборт действительно считается нормой. Это не маргинальное явление, женщины делали аборты массово.

Сейчас у нас происходит переход от абортной культуры к контрацептивной. И этот переход разные возрастные группы осуществляют с разной скоростью.

Читать дальше

Источник: https://snob.ru/selected/entry/115652

Почему нельзя запрещать аборты?

Вчера детский омбудсмен Анна Кузнецова выступила за полный запрет абортов в России, сославшись на опыт «всего цивилизованного мира». По ее мнению, властям стоит делать упор на защиту традиционных ценностей и «поддержку материнства и семей с детьми».

Ранее патриарх Кирилл подписал обращение Общероссийского общественного движения «За жизнь» и движения «Православные добровольцы» в поддержку запрета прерывания беременности на всей территории России.

Патриарх предложил вывести аборты из системы ОМС, то есть в его версии запрета россиянки все еще смогут сделать процедуру на платной основе. The Village выяснил, кто может пострадать в случае принятия подобного закона.

Дискуссия о запрете абортов идет в России уже достаточно долгое время. Позиция РПЦ на этот счет не меняется, что неудивительно, но особую популярность эти разговоры приобрели в 2015 году, после того как абортами занялась сенатор и бывший депутат Госдумы Елена Мизулина.

Она не только предложила вывести искусственное прерывание беременности из ОМС, но и запретить аборты в частных клиниках, введя крупные штрафы за проведение такой операции. Мизулина называла аборты «угрозой национальной безопасности России», негативно сказывающейся на демографии и женском здоровье.

Госдума отклонила этот законопроект, а глава Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала инициативу «экстремистской».

Однако борьба с абортами приобрела новый виток осенью 2016 года, когда на место детского омбудсмена Павла Астахова пришла Анна Кузнецова, известная защитница традиционных ценностей, верящая в телегонию. Она заявила о том, что в 2015 году врачам удалось отговорить от аборта 67 тысяч женщин и эта цифра должна расти.

Противники абортов, как правило, ссылаются на так называемые традиционные ценности и низкие демографические показатели, а также заявляют, что российские женщины недостаточно информированы о помощи, которую могут получить от государства на содержание ребенка, и поэтому принимают решение прервать беременность. Инициаторы подобных запретов часто ссылаются на опыт зарубежных стран, где аборты запрещены уже долгое время, — в частности, приводя в пример Польшу или некоторые американские штаты.

Вопреки распространенному мнению, аборты запрещены не только в некоторых восточных и африканских странах, но и в Европе и некоторых регионах США. Например, в Польше аборт является уголовным преступлением и разрешен только в случае, если беременность несет прямую угрозу жизни женщины.

В Северной Ирландии лишь недавно разрешили проводить аборты жертвам насилия и инцеста, а также женщинам, у чьего плода наблюдаются серьезные отклонения в развитии. Раньше врач, проводивший аборт в Северной Ирландии вопреки закону, получал пожизненное заключение.

В американском штате Техас на данный момент действует самый суровый по правилам прерывания беременности закон на территории страны. Аборт считается легальным, однако право проводить его имеют лишь семь клиник во всем штате.

Именно поэтому жительницы Техаса зачастую отправляются в Мексику, чтобы прервать беременность. Такая практика называется «абортивным туризмом».

Вице-премьер Ольга Голодец недавно заявила, что за последний год количество абортов в России снизилось на 100 тысяч, а соотношение родов и искусственного прерывания беременности в России составляет 1,9 миллиона к 700 тысячам по состоянию на 2015 год. Помимо этого, согласно опросу «Левада-центра», 66 % россиян считают, что аборт является личным делом женщины, и только 20 % полагают, что государство должно вмешиваться в этот вопрос. 

Читайте также:  Когда у девочек начинает развиваться и расти грудь

акушер-гинеколог Центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова

Последствия вывода абортов из программы ОМС всем известны — рост криминального и подпольного прерывания беременности. Всегда найдутся недобросовестные доктора, которые за деньги сделают аборт в самых жутких условиях. Криминализация легального прерывания беременности совершенно неприемлема.

Что касается запрета экстренной контрацепции вроде «Постинора», перед приемом таких таблеток женщине стоит в срочном порядке обратиться к врачу.

У этих средств есть определенные противопоказания, о которых женщина может просто не знать. А на консультации вместе с врачом можно выбрать наиболее безболезненный метод.

Это очень серьезная фармацевтическая группа, из-за таких таблеток могут возникнуть проблемы со свертываемостью крови, к примеру. 

Начинать бороться с абортами нужно с источника проблемы, проводя просветительские беседы в школах, рассказывая о контрацепции. Как раз на этапе подросткового возраста.

В целом я против абортов, но их запрет не решит демографические проблемы.

У меня нет конкретных статистических данных, но из своего опыта могу точно сказать, что в России абортов становится все меньше и меньше в связи с растущей образованностью женщин, а также повышением качества оральных контрацептивов, которые с каждым годом имеют все меньше побочных эффектов. К тому же у российских женщин сейчас есть большое стремление рожать детей осознанно.

Я не думаю, что врач должен отговаривать женщину делать аборт. Однако было бы хорошо, если бы она могла обратиться к психологу перед этой процедурой: обсудить, почему это произошло и что стоит делать дальше.

Такой откровенный разговор может помочь женщине принять правильное решение, и появится небольшой шанс, что она сохранит эту беременность. Но отговаривать от аборта не стоит в любом случае, это же личный выбор.

В некоторых странах практикуют неделю тишины, когда женщина записывается на аборт и ждет какое-то время перед его проведением. На мой взгляд, это лишние нервы, потому что женщина, которая пришла на аборт, уже все для себя решила.

Максимум, что доктор может сделать, — рассказать о возможных последствиях аборта для репродуктивной функции. В идеале хорошо бы приводить молоденьких девочек в стационар, где женщины бальзаковского возраста уже готовы все отдать, лишь бы забеременеть.

Но вот женщины постарше, которые приходят на аборт, уже прекрасно знают, что делают.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/situation/246393-aborty

(Бес)ценная жизнь. Почему нельзя запрещать аборты

Жизнь03 октября 2016 3847 Кацярына Барушка

Участницы акции «Черный протест» возле польского парламента. Фото: Agencja Gazeta

Тысячи жительниц Польши участвуют в общенациональной забастовке в знак протеста против полного запрета абортов, который готовится ввести парламент страны. Какое дело до этого беларускам и беларусам? И почему запрет абортов – это опасная глупость, которая не решает проблему, а просто отбирает у женщин права и угрожает их жизням? Разбираемся.

Последний раз в беларусском интернете велись столь ожесточенные бои на тему событий в другой стране, пожалуй, во время оккупации Крыма. Понятное дело: война в соседней стране. С соседней страной. Там и до нас недалёко.

Тема нынешнего холивара вроде как не имеет к Беларуси прямого отношения – это возможный полный запрет абортов в соседней Польше.

Там и сейчас аборты можно делать только по медицинским показаниям или если зачатие произошло в результате изнасилования. Но консервативный польский парламент хочет ввести уголовную ответственность и сроки до пяти лет тюрьмы как для женщины, так и для доктора, решившихся на операцию. Даже если беременной в результате родов грозит смерть.

И хотя в Беларуси аборты можно делать по желанию и изменения ситуации не предвидится, беларусы неожиданно встали на дыбы от возмущения.

Одни возмущаются ограничением прав женщин распоряжаться своим телом по своему усмотрению. Другие – тем, что первые, оказывается, приемлют «убийства младенцев», которые не могут заступиться за себя.

Леденящие кровь истории о подпольных абортах сыплются в ответ на душераздирающие фотографии маленьких человечков внутри мамы, которым так хочется жить.

Рассказы благородных родителей, решившихся рожать заведомо больного ребёночка, – против историй об изнасилованных девочках, родивших и покончивших жизнь самоубийством.

Все эти истории – страшные. Можно бесконечно спорить о том, кого убивать ужаснее и перекидываться громкими лозунгами. Но давайте зададим себе один простой вопрос: чего мы хотим добиться?

«Журнал» также рекомендует:

И те, и другие выступают за жизнь, за права женщин и права детей. Есть, правда, ещё группа товарищей, которые говорят, что людей и так слишком много, перенаселение планеты приведёт к экологической катастрофе, и все мы умрем – поэтому, говорят эти товарищи, вообще нет смысла заморачиваться на счет трудностей каких-то там женщин или детей.

Но не будем об этих товарищах. Эта статья для тех, кто все-таки за жизнь. За, по возможности, счастливую жизнь и женщин, и детей. И мужчин. Как-то о них забывают в этом дискурсе, а они ведь и детьми были, и в процессе создания новых участвуют, так что хочется и их включить в разговор о будущем общества.

Немного статистики

В год в мире совершается около 56 миллионов абортов (данные Guttmacher Institute). В среднем на тысячу женщин детородного возраста (от 15 до 44 лет) приходится 35 абортов в год.

Самый низкий уровень абортов отмечается в Северной Америке и Западной Европе – 17-18 случаев на тысячу женщин детородного возраста. Это те страны, в которых аборты легальны, но при этом много делается в плане пропаганды планирования семьи, контрацепции и уважения к правам человека.

В Восточной Европе этот показатель снизился вдвое за последнюю четверть века: с 88 случаев на тысячу женщин в 1990-1994 годах, до 42 сейчас. Прогресс налицо – но разница с Северной Америкой и Западной Европой пока все еще колоссальная.

Почему запрет абортов не решает проблему

Во-первых, существуют разные мнения о том, с какого момента эмбрион в утробе матери можно считать человеком: с момента оплодотворения; на четвёртой неделе, когда начинает биться сердце; на восьмой, когда эмбрион уже похож на взрослого маленького человека.

Но на каждом из этих этапов мы говорим о потенциальном новом человеке. Вспомним также, что каждый месяц многие женщины детородного возраста теряют этого потенциального нового человека, так как оплодотворённая яйцеклетка, не сумевшая прикрепиться к стенке матки, вымывается из организма вместе с менструальной кровью.

«Журнал» также рекомендует:

Во-вторых, вряд ли какая-либо женщина в здравом уме стремится получить опыт аборта. Совсем наоборот! Зачем кому-то проблемы со здоровьем, риск остаться бесплодной, и вообще хирургическое вмешательство в организм?

А ведь аборт – это ещё и серьезные психологические последствия. Булгаковская Маргарита в одном из ключевых моментов книги встречает Фриду, переживающую в аду убийство своего ребёнка. Её страдания настолько ужасны, что Маргарита решает использовать свою единственную просьбу к Воланду, чтобы помочь ей, а не Мастеру.

Женщины идут на аборт от безысходности, и этот шаг зачастую влечёт за собой последствия в течение всей их жизни.

Уменьшить число абортов можно их предупреждением. Для этого нужны образовательные программы для школьников. Бесплатные презервативы. Анонимные консультации и доступность услуг гинекологов. И главное – изменение отношения в обществе к женскому организму: от чего-то постыдного и периодически кровоточащего к понятному, важному и нормальному.

В-третьих, что может побудить уже забеременевшую случайно женщину родить? Понимание важности каждой жизни. Безусловно. А ещё больше – широкая поддержка молодых мам.

Ведь защита прав детей должна распространяться на них и после того, как они родились. Хорошие ясли и садики. Законодательство, защищающее беременных и одиноких родителей. Уверенность, что маме помогут растить ребёнка.

Всё это будет способствовать уменьшению количество абортов.

Статистика свидетельствует: на самом деле в странах, где аборты разрешены, их относительное число меньше, чем там, где аборты запрещены (по данным Guttmacher Institute 34 против 37 случаев на тысячу женщин детородного возраста)!

Запрет на аборты не избляет от них – попавшие в безвыходную ситуацию женщины все равно их делают. Преследования и наказание тех, кто вынужден идти на аборт, не приводят к уменьшению их реального количества. Только к подпольным операциям, смертям и увечьям. Более состоятельные едут делать аборт за границу. Менее состоятельные идут на рискованные операции дома, подвергая опасности свою жизнь.

Запрет абортов также ведет к нежеланию гинекологов вести беременность, а уж тем более браться за тяжёлые случаи. Ведь если есть риск неудачи, на них может пасть подозрение в умышленном убийстве ребёнка.

А там тюрьма, позор, запрет на профессию. Докторам это нужно? Проще оставить этих проблемных беременных разруливать свои беременные проблемы самостоятельно. Как в старые добрые времена. Средневековья.

В общем, удержать женщин от абортов может поддержка, но не угроза наказания.

И самая важная поддержка – это поддержка от пап. Часто можно встретить убеждение, что беременность, со всеми анализами, осложнениями, расходами и тревогами за будущие ребенка – это исключительно женская задача. Нечего удивляться, что оставшиеся с ней один на один женщины решают её, как могут.

Как сделать мужчин ответственными? И еще один, более жесткий вопрос: что нужно сделать, чтоб мужчины перестали насиловать женщин? Ведь единственная причина нежеланной беременности, наступившей в результате изнасилования, – это само изнасилование: когда неконтролирующий себя мужчина считает себя в праве делать с телом другого человека то, что ему захочется. Нередко можно услышать мнение: изнасиловали – «спровоцировала» и «сама виновата». И в том, что она забеременела, опять «сама виновата» женщина. И в том, что сделала аборт, тоже виновата женщина.

Теперь польские политики становятся в позицию насильника: они тоже считают, что вправе решать, что делать с телами других людей.

Мы не говорим о тех, кто считают аборт плохой практикой и призывают его не делать. Мы о тех, кто хочет навязать свою волю гражданам и запретить аборты.

Прикрываясь красивыми словами о ценности жизни, они превращают тела людей в подвластные им объекты, тем самым эту жизнь обесценивая.

И самое страшное, что происходит сейчас в Польше в отношении женщин, – это изменение социальных норм. Женщина второстепенна, ею можно пренебрегать. Жизнь ребёнка важнее жизни матери, даже если он останется сиротой. Но кто дал политикам право решать, чья жизнь важнее?

А что дальше? Кто-то с должностью начнёт решать, в каких позах и скольких детей рожать? Какие женщины вынашивают детей хорошо, а какие – плохо? Кого скрестить с кем, чтоб получился наилучший результат? То, что считается дикостью и вмешательством в личную жизнь, опять может стать нормальным.

Возможно, моя позиция может показаться наивной – но я за сознательность, ответственность и любовь. За то, чтобы любить ближних, даже когда те вынуждены идти на трудные поступки. За то, чтобы нести ответственность за зачатую жизнь. И лучшее, что могут сделать окружающие, – это создавать условия для того, чтоб этот ответственный выбор был сделан сознательно.

Источник: http://journalby.com/news/bescennaya-zhizn-pochemu-nelzya-zapreshchat-aborty-770

«Выбор должен быть у каждого». Женщины, сделавшие аборт, объясняют, почему его нельзя запрещать

27 сентября патриарх Кирилл подписал «Обращение граждан России» за запрет абортов.

«Мы, граждане Российской Федерации, выступаем за прекращение существующей в нашей стране практики легального убийства детей до рождения и требуем внесения в законодательство изменений», — говорится в тексте.

Читайте также:  Когда лучше идти к гинекологу

Кроме того, обращение призывает запретить все виды репродуктивных технологий, например, ЭКО. Позицию патриарха поддержали Верховный муфтий России Талгат Таджуддин и детский омбудсмен Анна Кузнецова. 

The Insider поговорил с женщинами, прошедшими через аборт, которые рассказали, почему им пришлось его сделать. А медицинский директор клиники «Семейная» Павел Бранд объяснил, почему легальный запрет не уменьшит число абортов, а лишь снизит рождаемость и приведет к росту числа убитых или брошенных матерями детей.

Анна: 

1995 год. Мне 17 лет. Вступительные экзамены в университет, которые нельзя завалить, — моя мать не потянет репетиторов еще один год. Она работает круглые сутки, таская тяжеленные «челночные» сумки, набитые одеждой и косметикой. Все это мать продает в холлах госучреждений и научных институтов, чтобы прокормить нас с сестрой и брата. И чтобы оплатить репетиторов.

Он на 5 лет старше меня. Мой первый мужчина. Я влюблена до полной потери сознания. Но не осторожности. Он предохраняется. Он считает, что этого достаточно. Я так не считаю. Я пью таблетки. Недостаточно. Я долго не верю, когда прихожу на прием к врачу. Как же так, я же принимала противозачаточные! У меня же только что были месячные! Врач разводит руками — так бывает.

Мужчина моей мечты сливается моментально. Он «не уверен, что это от него», денег у него нет, жениться на мне он тоже не собирается. Просить денег у матери я даже не думаю — у нее их просто нет. Деньги на общую анестезию одалживает мне приятель. Была ли у меня тогда хотя бы мысль поступить по-другому? Нет.

Я была воспитана с мыслью, что дети — это ответственность. Рожать нужно тогда, когда ты можешь вырастить ребенка. Самостоятельно. Для этого нужно получить образование, профессию, или, как минимум, начать зарабатывать. У меня ничего из этого на тот момент не было.

Я не могла повесить еще одного ребенка на шею матери, которая и так вкалывала на нас троих. Не могла ее подвести.

Я приняла решение. Сама. На меня никто не давил.

У меня был выбор. Он должен быть у каждого. У каждой. Всегда. Это — наша ответственность.

Екатерина: 

Я забеременела случайно, когда мне было 17 лет. И даже несмотря на то, что мы были в серьезных отношениях с моим тогдашним молодым человеком, мы решили, что не потянем ребенка.

У нас не было заработка, мы должны были поступать в университет через несколько месяцев, наши обе мамы тоже не могли бы нам помочь, так как воспитывали нас одни и много работали.

В моей женской консультации мне предложили сделать вакуумный аборт, который был более безопасный, чем обычный, и, что немаловажно, бесплатный. Операция прошла гладко, хотя и было очень тяжело на душе.

Через год мой молодой человек стал мне изменять, так как у молодого красивого студента, любящего веселые компании, было слишком много соблазнов вокруг, в итоге он просто ушел к другой.

А если бы у нас был ребенок? Я бы отказалась от учебы и карьеры ради малыша, а папа бы в это время гулял и изменял мне, а потом бы вообще нас бросил? Я понимаю, что ни одна семья не застрахована от расставания, но все же, когда ребенок рождается в результате осознанного решения обоих родителей, есть гораздо больший шанс, что родители смогут с радостью посвятить себя заботе о малыше, смогут его обеспечить и вообще будут счастливы вместе, а малыш будет расти любимым.

Сейчас, спустя 15 лет, мы не жалеем о том нашем решении, ведь каждый смог закончить институт, сделать карьеру и создать крепкие семьи. По смешному совпадению мы практически одновременно встретили наших вторых половинок и родили детей.

Мне кажется, очень важно, чтобы молодые люди могли быть готовы, морально и материально, к рождению ребенка. Это должно быть совместное и осознанное решение двух взрослых людей, которые готовы и хотят семью.

Если девочка-школьница или студентка попадает в такую ситуацию, что ей нужно рожать ребенка, при этом у нее совсем другие планы по жизни, у нее нет денег, некому ей помогать, а мужчина вообще оказался подонком, какой будет ее жизнь и жизнь ее ребенка? Конечно, есть масса примеров, как женщины героически вытягивали на себе детей. Но были ли они счастливы, лишившись той короткой и прекрасной поры беззаботной молодости?

Поэтому, по моему мнению, для планирования семьи легальные аборты просто необходимы. И именно легальные и профессиональные. Ведь именно запрет порождает нелегальную деятельность, которая может быть чревата для здоровья и для возможности повторной беременности.

Марина:

Я сделала аборт, когда мне было 23 года, тогда моему сыну еще не было года. Я всю эту историю помню как в тумане, он был совсем маленький, плохо спал, плохо набирал вес. Мой муж работал целыми днями, чтобы обеспечить нас, это происходило в самый разгар кризиса. Ни моя мама, ни его помогать нам не захотели, поэтому моя жизнь была похожа на день сурка — одна наедине с малышом.

Все друзья тогда еще и думать не хотели о детях, в голове у них, понятное дело, были вечеринки, романы, клубы, марихуана и сплошное веселье. В общем, я была страшно одинока и много плакала. Неудивительно, что беременность стала для меня просто трагедией. Не то чтобы я совсем не жалела о том, что сделала аборт.

Конечно, имея на руках малыша, я не могла не думать, что это мог быть ему брат или сестра. Но в том отчаянном положении, что я оказалась, без помощи, без поддержки, я физически и психически была неспособна взять на себя ответственность за еще одного человека.

Тогда сделать аборт было относительно легко, стоил он около 4 тысяч — просто заказываешь по интернету специальные таблетки. Они вызывают кровотечение и выкидыш.

О своем здоровье я тогда совсем не думала, но этот эпизод не помешал мне родить потом еще двух детей. Правда, с мужем мы расстались. Если бы я могла повернуть время вспять, я точно поступила бы так же.

Когда я думаю обо всех несчастных девушках, которые не имеют нормального дохода, постоянного надежного партнера, на которого можно опереться, чутких родителей, я понимаю, что иногда лучше сделать аборт, чем обрекать себя и маленькое существо на несчастье.

Не говоря уже о тех детях, которых нежеланными рожают и выбрасывают, душат, выкидывают из окон. Пусть у женщины остается выбор.

Павел Бранд, кандидат медицинских наук, медицинский директор клиники «Семейная»

Сейчас этот запрет пытаются преподнести как вывод абортов из системы ОМС — это совершенно катастрофическая история, мы ее не раз уже переживали. С 1936 по 1955 год аборты в СССР были запрещены, привело это к ужасным последствиям, к огромному количеству искалеченных судеб. Это известная история, достаточно почитать «Казус Кукоцкого» Людмилы Улицкой, чтобы восстановить все в памяти.

Есть и официальные данные о том, что в период с 1936 года до 1941 года количество немедицинских абортов было огромно, из всех абортов, выполненных в стране, немедицинских было до 95% по отдельным областям. При этом общее их количество было примерно такое же, как до запрета.

В первую очередь это искалеченные женщины, потому что все аборты носили полукриминальный, полу- , скажем так, любительский характер и приводили к тяжелейшим осложнениям, к невозможности в дальнейшем иметь детей, а часто и к смерти женщины.

На этом фоне быстро растет статистика по детоубийству рожденных детей, это тоже изученный факт. А также, конечно, растет количество оставленных детей, в том числе брошенных в мусорные ящики, в отсутствие, как мы недавно узнали, перспективы появления беби-боксов.

 Параллельно мы начинаем сажать женщин, которые и так сами себя убивают при помощи прекрасных людей, которые делают им аборты — знахари, бабушки в деревнях и прочие товарищи, которые никуда не делись, просто их стало меньше.

Глобально они могут поднять тот объем, который возникнет на спросе и дать стабильное предложение.

Мы обрекаем врачей, которые даже и в 1930-е годы частенько покрывали женщин, решавшихся на полукриминальные и криминальные аборты, на так называемые неполные аборты: врачи покрывали, потом врачей за это судили, сажали в тюрьму. Все это здорово и очень современно — 21 век на дворе.

Эти женщины могли родить после качественно выполненного аборта — да, есть определенный процент осложнений, но он действительно маленький. Криминальный аборт — это обычно большой процент осложнений, которые приводят к бесплодию.

То есть, якобы стремясь к повышению демографии, мы демографию снижаем, и параллельно уничтожаем один из самых эффективных способов ее повышения  — вспомогательные репродуктивные технологии, экстракорпоральное оплодотворение.

 

В петиции следующим пунктом после аборта идет запрет вспомогательных репродуктивных технологий. Соответственно, мотивируется это тем, что в процессе ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий) происходит аборт вне женщины, то есть убийство эмбрионов, которые получаются путем искусственного оплодотворения.

Зачатие детей путем ВРТ плюс-минус сопряжено с получением большего количества эмбрионов, соответственно, остальные эмбрионы либо замораживаются, либо уничтожаются, извините, это необходимо. Возникает такая интересная мысль: цель происходящего — уничтожить демографию сначала одним путем, потом ее добить другим путем.

Я неоднократно про это писал: экстракорпоральное оплодотворение — это самый экономически эффективный способ улучшения демографии, несмотря на достаточно высокую стоимость.

Больше того, это самый правильный путь, потому что женщины, которые решаются пойти на экстракорпоральное оплодотворение или воспользоваться другими способами искусственного оплодотворения, наиболее комплаентны по отношению к родившимся детям.

Это дети желанные, дети востребованные, дети зачастую выстраданные, поэтому им отдается больше внимания, они получают лучшее образование, чем в среднем по популяции, больше заботы, больше внимания, и становятся такими же гражданами, как дети, рожденные естественным путем.

Мы забываем о том, что есть не только право нерожденного ребенка на жизнь. Это философский вопрос, является ли это уже жизнью или не является, мы забываем за этим о праве женщины распоряжаться собственным телом.

Потому что они все-таки этим телом владеют, почему бы они не могли поступать так, как им нравится?  Мы таким образом говорим им: вы по-настоящему неполноценные люди, вы некие контейнеры для воспроизведения новой жизни.

На мой взгляд, для современного человека такой подход архаичен.

Я, например, не сильно бы удивился, если бы такой закон был принят в Греции, потому что там 96% людей себя причисляют к православному населению и православным верующим.

Но в России все-таки процент истинно верующих не столь велик, и когда церковь выступает за такие инициативы, пытаясь подгрести под себя не только верующее население, но и неверующее тоже, которое все-таки в немалом проценте представлено в Российской Федерации,  роль церкви кажется мне удивительной.

Мы знаем, что на противоположной стороне у нас есть прекрасный, еще 2000 лет назад испробованный опыт Спарты, где вопрос решался очень просто: аборт не делался, младенца просто скидывали со скалы — то есть здесь вариантов много.

Мы идем по некоему историческому пути, как обычно, но забываем, что в 20 веке главными пропагандистами запрета абортов были власти Третьего рейха. Демографическая политика Третьего рейха не предполагала абортов, потому что брак — это не некий институт семьи, а это фактически ячейка для воспроизводства арийской расы.

Соответственно, ни о каких абортах речь идти не может. Это написано в Mein Kampf, и это являлось одним из постулатов демографической политики фашистской Германии.

В принципе, запрет абортов — это диктаторская история, которая, к сожалению, неправильно трактуется, и ничего гуманистического глобально, конечно же, в этой идее нет.

Да, там есть некий гуманистический посыл, но он настолько не соотносится с гуманистической реальностью, что проще считать, что там просто нет гуманизма. Причем понятно, что сам по себе аборт — это не очень хорошая история со всех точек зрения, кроме решения женщины. Но запретами такие вопросы не решаются.

Читайте также:  Таблетки для прерывания беременности на ранних сроках

Источник: https://theins.ru/confession/31700

В каких случаях и на каком сроке нельзя делать аборт?

Если в ближайшее время женщина не планировала становиться матерью, но зачатие все же произошло, самым простым решением будет сделать аборт.

Однако иногда врачи категорически не рекомендуют прерывать беременность даже при очень настоятельных просьбах.

О том, когда и при каких обстоятельствах нельзя делать аборт, пойдет разговор в этой статье.

Максимальные сроки для прерывания беременности

После установленного факта беременности, являющейся нежелательной, необходимо обратиться к специалисту как можно раньше. А на каком месяце нельзя делать аборт?

В зависимости от способа проведения процедуры существуют следующие ограничения на аборт по срокам:

  1. Медикаментозный аборт возможен на сроке до 5-6 недель. Согласно официальным медицинским нормативам избавиться от зародыша с помощью приема лекарственных препаратов допустимо на сроке до 42 дней, которые отсчитываются с первого дня предыдущей менструации.

    В исключительных случаях при наличии строгих медицинских показаний этот период продлевается до 63 дней. Однако чем раньше будет выявлен факт беременности, тем лучше: в первый месяц зародыш еще слабо прикреплен к стенке матки, поэтому процедура пройдет с минимальным риском осложнений.

  2. Вакуумный аборт (мини-аборт) проводится, если женщина имеет акушерский срок беременности не более 5-6 недель. Крайний срок прерывания беременности с помощью вакуумного аспиратора – не более 21 дня со дня задержки менструации.

    Лучше всего его делать на 14 день после даты, в которую не пришли месячные: на более ранних сроках могут возникнуть сложности. Если плодное яйцо слишком мало, поймать его катетером во время операции непросто.

  3. Хирургический аборт является серьезной операцией, которую производят до 12 недель беременности.

    Если же есть медицинские (замерший плод, серьезные пороки развития эмбриона, серьезные проблемы со здоровьем у матери) или социальные (беременность – результат изнасилования) показания, возможно прерывание беременности до срока 22 недель.

В следующем видео о безопасных сроках и методах прерывания беременности:

Далее в статье: по каким причинам нельзя делать аборт и на какой неделе нельзя делать аборт.

На каком сроке нельзя делать аборт?

Даже если женщина сделала тест на беременность достаточно рано и сразу же изъявила желание избавиться от ребенка, врач может отказаться делать аборт. Почему нельзя делать аборт в некоторых случаях?

В зависимости от вида процедуры к ней существуют следующие противопоказания:

  1. В случае медикаментозного аборта – анемия, воспалительные заболевания женской половой системы, нарушения гормонального фона, тяжелые хронические заболевания сердца, почек, печени, органов ЖКТ и других систем, приводящие к нарушению их функций.

    Также использование лекарственных препаратов, вызывающих отторжение плодного яйца, запрещен при опухолях, нарушениях гормонального фона, приеме лекарств, улучшающих свертываемость крови, и гормонов глюкокортистероидной группы.

    Медикаментозный аборт может привести к серьезным последствиям, если у женщины диагностированы онкологические заболевания, внематочная беременность или имеются рубцы на матке.

  2. В случае мини-аборта (вакуумного) – воспалительные процессы, протекающие как в органах малого таза, так и в других системах организма, наличие свежих рубцов на стенках матки (например, после кесарева сечения), внематочная беременность, плохая свертываемость крови, а также урогенитальные инфекции.
  3. В случае хирургического аборта – заболевания воспалительного характера, напрямую влияющие на состояние женской половой системы. Чаще всего они обусловлены наличием в организме хламидий, стрептококков, стафилококков, микоплазм и гонококков.

    Если анализы говорят о присутствии этих микроорганизмов, проведение инструментального аборта может вызвать сепсис. Также к противопоказаниям относят нарушения свертываемости крови, что при хирургическом вмешательстве нередко становится причиной опасного обильного кровотечения.

    При имеющейся у женщины аллергии на анестететики прервать беременность таким способом проблематично. Ведь оперативное вмешательство требует общего наркоза.

С вопросом о том, на каком сроке беременности нельзя делать аборт, разобрались. Далее об абортах на позднем сроке беременности и последствиях.

Позднее вмешательство

Иногда возникают ситуации, когда женщине необходимо сделать аборт на более поздних сроках, чем это предусмотрено современной медициной. Что предпринять, когда поздно делать аборт, но обстоятельства складываются иначе?

Наиболее распространенной причиной является резкое ухудшение состояния здоровья будущей мамы, представляющее серьезную угрозу.

Это может произойти при наличии у нее следующих хронических заболеваний:

  • сахарный диабет;
  • обострение болезней мочевыделительной, сердечно-сосудистой системы и нервной системы, что приводит к повышению артериального давления, тахикардии, одышке, психическим расстройствам, сбоям в работе почек и т.д.;
  • диагностированные онкологические заболевания, сифилис, туберкулез в острой стадии;
  • замершая беременность;
  • тяжелые инфекционные заболевания типа краснухи;
  • пороки развития плода, несовместимые с жизнью или приводящие к тяжелой инвалидности, а также хромосомные аномалии.

Однако прибегать к такому радикальному решению стоит в особых случаях.

Поздний аборт чреват такими осложнениями, как:

  • развитие хронических воспалительных процессов в матке и яичниках (например, эндометрит), что чревато вторичным бесплодием;
  • повреждение шейки матки: его следствием может стать невынашивание последующих беременностей;
  • сильное кровотечение, возникающее из-за отсутствия сокращений стенок матки и способное вызвать летальный исход;
  • хроническая депрессия;
  • неполное извлечение частей плода;
  • образование полипов;
  • перфорация стенок матки;
  • расстройства эндокринной системы.

Прерывать беременность на поздних сроках иногда приходится по причине определенных социальных факторов. В каких случаях не делают аборт по этим причинам — крайне индивидульный момент.

Наиболее значимые из них:

  • гибель партнера;
  • распад семьи;
  • наличие в семье 3 и более детей;
  • отсутствие собственного жилья;
  • юный возраст матери (до совершеннолетия);
  • арест отца или матери ребенка;
  • беременность, являющаяся результатом изнасилования;
  • инвалидность I и II группы;
  • лишение родительских прав на предыдущих детей.

В каких случаях нельзя делать аборт? Врачи не советуют прерывать беременность, срок которой составляет больше 12 недель, без уважительных причин. В первые же 3 месяца вынашивания ребенка важно подобрать наиболее оптимальный способ аборта, который будет наименее травматичным для женского здоровья.

Надеемся, что данный материал оказался вам полезен и вы теперь знаете, на каком месяце беременности нельзя делать аборт и почему.

Источник: https://prberem.com/riski-i-opasnost/prichini-i-sroki.html

Абортов больше не будет – кто и зачем хочет запретить искусственное прерывание беременности

Новость о запрете абортов в РФ уже вторые сутки будоражит общественность. «Летидор» решил разобраться, что происходит на самом деле, почему возникла такая необходимость и что об этом думают наши политики.

27 сентября Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встретился с участниками Общероссийского общественного движения «За жизнь» и движения «Православные добровольцы» и поставил свою подпись под Обращением граждан за запрет абортов.

Граждане РФ, подписавшиеся под обращением, выступают за «прекращение существующей в нашей стране практики легального убийства детей до рождения» и требуют внести изменения в законодательство, чтобы:

  • признать за зачатым ребенком статуса человеческого существа, а его жизнь, здоровье и благополучие должны защищаться законом;
  • запретить хирургические и медикаментозные прерывания беременности;
  • запретить противозачаточные средства с абортивным действием;
  • запретить вспомогательные репродуктивные технологии, неотъемлемой частью которых является убийство детей на стадии эмбрионального развития;
  • оказывать из федерального бюджета материальную помощь беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума.

Сегодня аборты в нашей стране разрешены законом и оплачиваются по ОМС. Каждая женщина до сих пор самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится на сроке до 12 недель по желанию женщины, причем не ранее 48 часов с момента ее обращения в медицинскую организацию.

Запрет и законное разрешение на аборт в разных странах зависят прежде всего от принятых религиозных взглядов и демографической ситуации. Есть страны, где аборты полностью запрещены, например, Чили и Доминиканская Республика.

В некоторых странах под запретом, кроме случаев, когда это необходимо для спасения жизни женщины — в Афганистане, Ираке, Египте, Колумбии и др.

С такой же оговоркой, а также в случае изнасилования аборты разрешают в Аргентине, Израиле, Перу.

В большинстве стран Европы аборты разрешены законом.

Некоторое время назад в Польше так же собирали подписи против абортов и депутаты в Сейме начали обсуждение законопроекта, который бы полностью запретил в стране искусственное прерывание беременности. Ранее закон и так был достаточно строгим и разрешал аборты только в крайних случаях, когда это касалось спасения жизни женщины, беременности, наступившей в результате изнасилования или инцеста.

Если новый закон будет принят, то женщины, которые предпримут попытку сделать аборт или уже сделали, будут заключены в тюрьму на срок до пяти лет. Исключение будут делать лишь в тех случаях, когда это угрожает жизни женщины, но такую ответственность на себя должны будут взять врачи.

Анна Кузнецова, уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка:

  • «Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода».
  • «В стране открыто порядка 900 специальных консультативных кабинетов, только за прошлый год более 266,5 тысяч женщин обратились за консультацией и помощью, и 67 тысяч удалось отговорить делать аборт. Теперь можно говорить об успешной практике в России по профилактике абортов. Эту работу следует продолжить, сделав основной упор на защите традиционных семейных ценностей, поддержке материнства, семей с детьми, на помощи молодым семьям, совершенствовании программ воспитания подрастающего поколения и развитии общественных инициатив в этой сфере».

Ольга Голодец, заместитель председателя Правительства Российской Федерации:

  • «По поводу абортов у нас действует специальная программа, и мы принимали целый комплекс мер по профилактике абортов. У нас по сравнению с прошлым годом число абортов сократилось почти на 100 тысяч. Но надо сказать, что число их в абсолютном значении продолжает оставаться очень высоким».
  • «У нас в стране на 1 млн 900 тыс. рождений сохраняется 700 тыс. искусственных прерываний беременностей. И здесь очень важно нам взвешенно относиться к здоровью матери и ребенка. У нас серьезные достижения в снижении младенческой смертности, материнской смертности, и это все происходит благодаря очень взвешенным шагам, в том числе в рамках системы ОМС по профилактике абортов».

Вероника Скворцова, Министр Здравоохранения России:

  • «Есть определенные нюансы, связанные с возможным переходом абортов в тень, особенно для тех лиц, которые имеют низкий достаток, для несовершеннолетних, девочек, у которых случается такая ситуация. Наша задача, чтобы введение каких-то ограничений не приводило к увеличению материнской и младенческой смертности, не приводило к увеличению числа криминальных абортов».

Владимир Жириновский, лидер партии ЛДПР:

  • «Если женщина хочет отказаться — мы ее не переубедим. Если мы запретим аборты — аборты будут подпольные, зарабатывать будет медицинская мафия. Лучше давайте уговорим ее родить и заберем обязательно ребенка. Она приняла решение — мы не можем влиять на решение».
  • «Мы ее волю выполняем, мать решает, это ее воля, может, этот отец негодяй, может, не готов организм. Поэтому нужно ребенка забрать, а потом, может быть, она созреет и станет матерью этого ребенка. Вот сейчас подпольный аборт будет стоить 200 тысяч. Мы предлагаем матери дать 200 тысяч, чтобы она родила, и забрать ребенка».

Поднимать панику вроде пока рано, в отличие от польского Сейма, наши общественники до Думы еще не добрались. Однако текущая ситуация вызвала возмущение тысяч женщин, которые не хотят, чтобы государство так бесцеремонно вмешивалось в их личную жизнь. Активные участницы соцсетей незамедлительно вылили свое бурное негодование и опубликовали нелицеприятные посты на страницах в группах.

Посмотрим, как решится вопрос в Польше и как это повлияет на сложившуюся ситуацию в нашей стране.

Дело ведь не только в том, что у женщин могут отнять право принимать решение и лишат голоса, а о том, как пышным цветом может расцвести подпольная медицина, которая будет предлагать незаконные услуги и пользоваться при этом огромной популярностью. А уж как кустарные аборты отразятся на репродуктивном здоровье семей, даже страшно представить…

Источник: https://letidor.ru/zdorove/abortov-bolshe-ne-budet-kto.htm

Ссылка на основную публикацию